Реклама

Новые русские сказки. Волшебное кольцо

Печать

А мы опять за свое — за сказки, в которых речь о том, чего было-не было. События и герои, как и положено в сказках, вымышлены, а все совпадения просим считать случайными. Вновь поведем мы сказ о славном граде К., да о его правителях. Поминали мы уже о заместителе Афанасия-устроителя, головы городского, - Аполлинарии Первом из града далёкого.

Любил Аполлинарий в начале карьеры своей с летописцами пообщаться. Соберёт, бывало, их да начнёт рассказывать, что он бы в К. поменял и чего тут для счастья полного не хватает, чтоб как у него в родном граде было.

То про красавный базар частный рассказывать начнёт, то про фонтанчики питьевые везде натыканные, то про прочие реки с кисельными берегами. А как начнут летописцы спрашивать, как достичь того, что он так красиво расписывает, Аполлинарий рассуждать начинал странно: мол, дополнительные источники привлекать, чтоб газ для Вечного огня, например, Горгаз бесплатно давал, да чтоб всякие кустари-одиночки, которые в квартирах цветочки бумажные да браслетики бисерные делают, на свет божий вышли и налоги платили, да побольше, побольше. А если что, можно и Теремок, где все градоправители располагаются, продать! И однажды услышал Аполлинарий, как, выходя после такого рассказа, не сдержался один летописец и сказал в сердцах: «Сказочник он, чтоб все это сделать, ему перо жар-птицы надо али кольцо волшебное».

Что за кольцо, не понял тогда Аполлинарий. Сел в повозку самоходную, добрался до дома по ямам да колдобинам, прожевал ужин да спать лёг.

Странным пробуждение было. Открыл Аполлинарий глаза и увидел вдруг, что на пальце — кольцо блестит, которого раньше не было, странное, фигуристое. Потёр он его машинально, повернул, и выскочили перед ним три гномика-не гномика, карлика-не карлика, а чудные мужички маленькие. «Что, - спрашивают, - новый хозяин, тебе надобно?». «Кольцо волшебное, - догадался Аполлинарий, - то самое! А само собой досталось мне, наверное, за то, что я такой смелый, умный и красивый».

«А сделайте-ка, - говорит человечкам, - чтоб вот прямо все в городе К. было так, как я вчера летописцам говорил. Пусть-ка они утрутся и на ус намотают, что я как сказал, так и будет».

Вышел Аполлинарий на улицу — и диву дался. Кругом чистота — окурки под деревьями не валяются, мужики на тротуары не сморкаются — носовыми платками пользоваться научились. Дворники сперва за каждым горожанином ходили, готовые мусор собирать, а не мусорит никто! И с горя и за ненадобностью они и поувольнялись все. Глашатай на площади объявляет, что прошли исследования и научно доказано: в материнское молоко в К. теперь в обязательном порядке входит любовь к родному городу, осталось теперь в смеси его добавить.

Пошагал дальше Аполлинарий и дивится: кругом школы, школы: отдельно для начальных классов, отдельно для средних, отдельно для старших. А меж школами детские садики стоят. И вокруг — цветы и альпийские горки. Владельцы гаражей и коллективных садов, что в центре города оказались, прониклись и сами снесли их и мусор убрали, а на этом месте опять же цветы с альпийскими горками расположили. И на каждом углу фонтанчики питьевые понатыканы, и даже — вот ведь чудо! - вода в них есть.

На входе в каждый ДК духовой оркестр играет, да молодёжные театры сценки разыгрывают на радость и потеху прохожим. На каждом здании — таблички, где написано: как, кем и в каком году оно построено. Например, «1968 год, СМУ-65, Леонид Сидоров, Михаил Голощапов и Серега Бондаренко». И телефон: звонишь по нему, и девушка приятным голосом все про этот дом рассказывает. Благодаря таким новым профессиям и безработицу в К. и его окрестностях удалось изжить на корню.

Идёт дальше Аполлинарий, к разговорам прислушивается, и слышит о чудесах небывалых. Якобы газовики ковровские теперь газ сами у себя покупают и горожанам дают бесплатно, а уж Вечный огонь и подавно даром заправляют. А скоро так и Водоканал делать будет, и тепловики — ибо нефиг!

Собственность муниципальную ненужную враз купцы да промышленники купили по цене немереной — городу деньги нужны, как не пособить! Даже многострадальный дом Треумова приобрели да музей там сделали на пожертвования.

Вот только одна проблема как была, так и осталась: дороги кусками залатаны, пока одну заплатку поставят, другая выпадет. Не приживается асфальт, не принимает его земля города К.! Зато тротуары получились хорошие, широкие да красивые, такие, что иные водители свои повозки самоходные по ним пускали, перепутав.

Вышел Аполлинарий на улицу Красную, глядь — а нет в Теремке головы городского с его подчиненными: как велено было, продали его для пополнения казны! Раскрасили стены серые в цвета яркие да устроили там еще один центр торгово-развлекательный с батутом и боулингом.

Стал узнавать Аполлинарий, где ж чиновники теперь обретаются — и отвели его в укромный уголок того центра. А там надпись «Музей восковых фигур», и стоят под ней все коллеги его как живые, да только из воска отлитые. Как Теремок продали, так вот они тут и находятся, объясняют ему, да только до вас про них никто не спрашивал и исчезновения их даже не заметил. А уж раз вы сюда добрались, то и вам бы к ним пожаловать, паноптикум дополнить.

Дико закричал Аполлинарий, рванулся к выходу и… проснулся. Обвел глазами комнату — нет никаких человечков. Глядь на руку — блестит на пальце безымянном кольцо: обычное, обручальное, и верти-не верти его, не является никто. За окном вместо духового оркестра голосили автомобили, объезжая ямы, смачно сморкались прохожие, цокали каблучками дамы и пели птицы, как тысячу лет назад до того и как, дай боже, будет еще через тысячу лет. Город К. просыпался. Аполлинарий облегченно вздохнул и начал собираться на работу — в пока не проданный никому Теремок.

 


17 Июль 2018
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе