Реклама

Про Федотов-стрельцов, или То, чего не может быть

Печать
А мы продолжаем наши сказки про то, что в славном граде К было-небыло. События и герои вымышлены, все совпадения просим считать случайными.
 
сказки про ковров, новые сказки
 
(художественный вымысел)
 

Стояло в укромном уголке сего града Хозяйство. Было оно не велико — не мало, создали его во времена почти былинные, когда добры молодцы его справлялись с задачами лопатами да ведрами, пятью лошадьми да жеребенком. А задачами-то его, Хозяйства этого, было град чистым содержать, а дороги — проезжими. 

Но в годы лихие, 90-е, перестали его бояре-начальники с мусором справляться, зарастать город грязью начал. Градоначальник тогдашний в затылке почесал да и кого в острог отправил, кому пригрозил, и на время почище стало. Но не надолго.
 
Денег в казне не было, потому стала в Хозяйстве техника ветшать, а зарплаты у работников падать. А, чай, не старые времена, люди-то не крепостные, за копейки горбатиться не будут. И покатилось Хозяйство по накатанной, хоть и медленно, да неуклонно.
 
Все градоначальники в К пытались работу Хозяйства наладить, а как? Только на героя-богатыря в таком деле надежда. Слышали градоначальники, что Геракл в своё время Авгиевы конюшни расчистил, стали искать такого. Кинули клич, только искали не Геракла, а Федота-стрельца. Ибо только он, настоящий герой русский, сделать может то, чего не может быть, то есть город чистым. 
 
Какие стрельцы сами приходили, каких по лавкам да мастерским вылавливали. Да только сделать то, чего не может быть, до конца ни у кого из них не получилось. Только начнёт по первости стараться, так катавасия какая случится. К примеру, Касьян-праздник аж 7 или 8 стрельцов сменил за 4 года своего правления.
 
Наконец нашёл Касьян молодого, честного, из партии опричников царя-батюшки, да из веча народного, и на Хозяйство поставил. (А прежнего Федота, при котором город совсем мусором покрылся, почему-то не на лобное место отправил, а на хлебное, по торговым рядам прохаживаться да за торговцами следить).
 
Засучил рукава Федот новый, взялся за дело, да не рассчитал силушку богатырскую, надорвался. Ещё пуще зарос город грязью, а то, чего не может быть, не добыл Федот. Однако ж держался на посту больше года мОлодец, и то редкость это была в Хозяйстве великая.
 
А там и Касьяна-праздника попросили потихоньку с места насиженного, и заменил его Афанасий-устроитель, о коем мы уже речь вели в прежней сказке. И Федота он из Хозяйства попросил. Не хотел уходить стрелец, клялся-божился дело до конца довести, да только кто ж его слушать станет? 
 
Отправил его Афанасий восвояси да вновь клич кинул. Откликнулся было нехотя один, согласился в Федоты пойти, да хватило его на пару месяцев, сбежал, сердешный. Больше Афанасий клич не кидал, а призвал в стрельцы того, кому им и быть следовало — человека служивого, к командам привычного и то, чего не может быть, добывать умеющего. 
 
И начал он стараться — и мусор вывозить, и дороги чистить круглосуточно, вот только не получалось у него  — не хватало в Хозяйстве техники. Хватился было Федот — по грамотам разным выходило, что при предшественнике его давнем из Хитропоповки чудо-машин из казны городской куплено было богато. И погрузчик, и уборщик, и «ручки очумелые». Да только когда стал стрелец разбираться, оказалось, что снегоуборщик сломан безнадежно, а чинить его нет ни денег, ни нужды — гусеницы его все дороги окончательно обдерут. 
 
«Ручки очумелые» тоже использовать невозможно, а погрузчик ленточный и вовсе пропал. Зачем покупали все богатство невиданное за деньги немалые — непонятно. С кем тот Федот на покупку сего чуда технического да ненужного сговаривался — неведомо. Только въехал в Хозяйство он на задрипанной «лошадёнке», а выехал на «карете» дорогой за несколько миллионов рубчиков. На вопросы же нескромные утверждал, что, мол, «повозка» та — Хозяйству принадлежит, специально куплена стрельцов возить. Сам же решил последние деньги нищего Хозяйства этак потратить, али надоумил кто, мы опять же не ведаем. Говорят, око недреманное разобраться с ним задумало, да кто-то, видать, с верху с самого велел ему веко-то в нужный момент опустить.
 
А тем временем новый Федот, служивый который, без техники маялся. Мусор тогда вывозить другие артели подрядились, и потихоньку-полегоньку чисто в городе стало. А дороги, что Хозяйство чистить должно было,  совсем в упадок пришли, уж двум колымагам зимой на них было не разъехаться, а на тротуарах и двум прохожим не разойтись. Были и другие сложности у Федота. 
 
Нельзя было Афанасию просто по рукам с ним ударить — недреманное око государево следит, надо состязание устраивать, по заморскому - аукцион. Выходили состязаться с Хозяйством артели из городов дальних, а то и из столицы. Снижали цену до предела, получали монету звонкую да восвояси и отчаливали, оставив город К. на произвол судьбы.
 
И велел Афанасий любой ценой (вплоть до плинтуса) Федоту конкурсы выигрывать. Вздыхал тот, да делать нечего. И работало Хозяйство себе в убыток. Полтора года бился Федот, да заболел от забот и в отставку подал. Так и не смог добыть, то чего не может быть, то есть города чистого да удобного.
 
Вновь стал Афанасий искать Федота — да закончились стрельцы на земле К-ской. И тут вышла к нему Марья-искусница, что давно уж в Хозяйстве всех последних Федотов при случае заменяла. Взялась она за дело — и уборку наладила, и снег вывозить принялась. А главное — явилась на вече депутатское и упросила избранников народных деньги из казны на технику выделить. И чудо свершилось — подействовала краса Марьюшки, нашлись деньги, и машины новые купили, полезные да нужные. 
 
Вот только с аукционами басурманскими не изменилась ситуация — не могли лихих людей от города отпугнуть ни люди государевы, ни юристы-законники. А ещё народ к-ский всё недоволен был, и Марье-искуснице почти за два года ни разу даже спасибо не сказал за труд её. 
 
А были еще и те, что вечно в любой работе блох выискивали. Так они и вовсе пытались в Марьиных трудах такую ересь найти, чтоб под монастырь ее подвести. Плюнула в сердцах Марья-искусница, собрала пожитки нехитрые да и ушла куда глаза глядят.
 
Огорчился Афанасий, но подумал: новый год ведь скоро, чудеса происходить должны! Только надеждою на чудо и можно объяснить, что в стрельцы градоначальник позвал бывшего начальника другого хозяйства. А в помощники себе новый Федот взял варяга, из подстоличья прибывшего. Служил тот варяг до того в армии княжеской, что народ города К. опечалило. Слишком уж помнили хорошо жители военной слободы тамошней дракона армейского двухголового, да дочку их уродливую да алчную, что оставила слободу в руинах, Афанасию расхлебывать. Так что как вояки с коммуналкой управляются, жителям К ох как хорошо известно было.
 
А тут еще масла в огонь подлили: дескать, а не придать ли нам Хозяйству вид новый да статус? Как вам, например, артель «Напрасный труд»? Но это уже сюжет для новой сказки.
 

21 Февраль 2018
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе