Реклама

Масло из Молдавии через Ковров везли в Эстонию

Печать

Наталия Заболотная – об особенностях организации торгового бизнеса, нездоровой конкуренции в лихие 90-е, украинском борще и тоске по родине. IKovrov начинает серию публикаций, главная тема которых – Ковров в прошлом и настоящем глазами горожан, чьи имена – у всех на устах.

- Наталия Николаевна, ни для кого не секрет, что Ковров для вас – не родной город. Что Вас привело сюда?

- Я приехала из Запорожья году в 89 году или чуть раньше – точно уже не помню. К маме в гости. Она вышла замуж и осталась здесь. Жилья своего у неё не было и ей порой приходилось несладко. Хотела я маму домой забрать, а она не согласилась. Ну, я и решила: останусь, пока квартиру отдельную маме не куплю…

- Каким было первое впечатление о городе?

- Я буквально влюбилась в этот город: гладкие дороги, вымытый асфальт, подстриженные газоны. Во многом, считаю – благодаря Николаю Филипповичу Ковальчуку, который был секретарём горкома в те годы. Святой человек!

Обалдела я от разницы цен на продукты – в Коврове и в родном Запорожье. Здесь всё было гораздо дороже. А я ж в этом смысле – ненормальная. Мне всегда что-то надо. Вот сейчас организацией «Дети войны» занимаюсь, хоть меня никто и не заставляет… 

Бабушкам и дедушкам я вообще с детства помогаю. Помню, иду из школы, около дома они уже сидят на скамейке – ждут меня, чтобы попросить сходить в аптеку, письмо почитать… В доме полно детей было, но за помощью обращались чаще ко мне. Почему – не знаю.

- А в Запорожье чем Вы занимались?

- Работала в горкоме, была главным бухгалтером очень крупной фирмы. Зарплата у меня по тем временам ну очень хорошей была. А вот торговлей я не занималась. Много связей в Запорожье имела – там меня знали так, как сейчас в Коврове.

Где-то за месяц до отъезда в Ковров я попала к гадалке. Вот она мне и напророчила: переезд, смену работы (хотя, с такой работы не уходят), замужество, строительство дома, рождение ребёнка. Всё сбылось, но тогда мне в это трудно было поверить.  

- С чего начался Ваш торговый бизнес в Коврове?

- Я хорошо знала колхозные цены, а председатели колхозов Запорожья чётко знали, кто я такая. И они ко мне часто обращались за помощью: достать дизтопливо, резину, трактор. Я передавала эти просьбы по инстанциям, люди всё получали и часто меня спрашивали: «Что мы вам должны, Наталия Николаевна?».  Я отвечала – ничего. Может, позже когда придётся обратиться. Я ж не думала, что в Ковров поеду и связи эти понадобятся.

В Коврове я решила открыть кооператив – на них как раз мода была. Надо ж было как-то маме на квартиру заработать, а накоплений денежных я не имела. Тогда все магазины входили в Пищеторг, директором его был человек по фамилии Юхта.

Многие  торговые площади пустовали, но получить их в аренду было очень сложно. Уже тогда было понятно, что у Пищеторга будущего никакого нет. Получить площадь в аренду мне удалось лишь тогда, когда Юхта был в отпуске. Это был магазин на ул. Олега Кошевого. Сделали ремонт, всё оборудовали. «Украина» открылась.

Один из магазинов "Украины". Фото из архива.

- Что за товар был и откуда?

- Из украинских колхозов. Я поехала к председателям, которым помогала. Гарантировала им сбыт продукции. В итоге мне дали не только продукцию, но и машины для транспортировки.

Продукция пошла и из Молдавии. Тогда всё было в дефиците. А в Коврове можно было достать швейные, стиральные машины, телевизоры, холодильники. Вот мы всё это отсюда брали и везли в Молдавию. А оттуда везли растительное масло цистернами – прямо с завода. 

Мы везли яблоки, груши, консервы, черешню. Разгружать вагоны с товаром помогала военная часть. Без них – никак бы.

Макароны фурами везли из Киргизии. Лук и арбузы – из Узбекистана. Шпроты – из Эстонии. А эстонский завод по производству шпротов мы снабжали растительным маслом из Молдавии – он стоял без сырья. Сложность была в том, что вывозить подсолнечное масло из Владимирской области тогда было запрещено. И мне пришлось за разрешением ездить к областному руководству…

- Как шла торговля в 90-е?

- Люди, чтобы семью накормить, стояли чуть ли не ночью в очереди. Я жила в комнатке около магазина на ул. Кошевого, наблюдала всё это и рыдала: ругала государство и всех подряд.

Мои продавцы с ног падали. Масло растительное отмеряли трёхлитровыми банками и отпускали только по одной в руки. Такая ситуация кошмарная с продовольствием была.

Может, пОмните такую тушёнку – «Великая стена»? Мы возили её фурами. На заводе им. Дегтярёва тогда эту тушёнку давали в счёт зарплаты. Но там она была почти в два раза дороже, чем в наших магазинах. Народ возмущался сильно. Думали, что это завод у нас тушёнку покупает. И мы народу объясняли, что никакой связи тут нет.

Я как сейчас помню: в коробку входило 72 банки шпрот, 38 банок тушёнки. Люди коробками и брали. Макароны – мешками. Сейчас-то мы не можем себе этого позволить.

У нас была нормальная цена. Патриотами были – больших наценок не делали.    

Фуру покупатели раскупали за один день. Хотя, товара в ней должно было хватить на месяц…

- Бизнес хорошо развивался?

- Да. У нас было магазинов 20, пожалуй. В таком ритме работали, пока не появились таможни на границах. Вот ничего хорошего тогда про них нельзя было сказать. Собирались огромные дани.

Мы возили черешню и абрикосы из Запорожской области. Помню, однажды по машине слив и черешни просто закопали – таможня её не пропустила. 

- А что конкуренция?

- Ещё какая была. В Коврове стали развиваться торговые сети. Они баловались левой водкой, наценки на продукты делали минимальные. А я не привыкла левым торговать – мне надо, чтобы всё по-честному было.  Ко мне и бандиты приходили, денег хотели «срубить по-лёгкому». Я им говорила: «Давайте я вам помогу бизнес открыть, и зарабатывайте себе». И я помогала.

- Угрожали вам?

- Конечно. Я даже у-шу стала изучать: доводилось перевозить большие денежные суммы, надо было уметь обороняться. Два магазина – на Машиностроителей и на Кирова они были –  сожгли. Просто обложили дровами, облили бензином и сожгли. Мне предлагали 500 тысяч долларов, чтобы я закрыла свою фирму и уехала. Требовали отдать товар, чтобы только не я со своими минимальными наценками им торговала… У нас черешня была по 6 руб. за кг, а на рынке – по 15…

- Прибыльным был бизнес?

- Мы были самой высокорентабельной фирмой, пожалуй. Я не зря назвала наши магазины «Украина». Чувствовала, что назревает конфликт между территориями.  И я пыталась через свои магазины хоть что-то сделать для того, чтобы народы дружно жили, чтобы ненависти не было. Вот и цены низкие делала, отслеживала это… Я понимала, что это – практически ничего в масштабах всего Союза… Но тем не менее – пыталась хоть что-то сделать. 

- Главные проблемы нашего города сейчас – какие они, по вашему?

- Необходимо заботиться о госзаказах для предприятий. В центре города бараки надо сносить деревянные – я и с Зотовым говорила об этом, и он с этим полностью согласен.  А в масштабах области надо проявить заботу о детях войны (напомним: Н. Заболотная является председателем регионального совета ВРОО «Дети войны» - ред.), чтобы они льготы, доплаты получали…

- Вас тянет на родину?

- Очень. Но у каждого своя судьба. Переживаю за то, что происходит на родине. Хочу, чтобы Запорожье, Днепропетровск ушли к России. Там ведь русскоязычное население!

Много лет я считаю себя ковровчанкой. Тут мама похоронена, а могилу не бросишь и с собой не заберёшь. И дети себя считают ковровчанами. 

- Поделитесь хорошим рецептом украинской кухни…

- Борщ красный. Бульон варим на свинине и говядине, добавляем  заранее замоченную фасоль, свёколку да картошку – всё как всегда. Я в последнее время что-то мало готовлю…

А про сало – это зря говорят. В Украине его не больше, чем везде едят…


18 Январь 2017
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе