Реклама

Набережная, 7: дом разбитых надежд

Печать

Иногда кажется,  дома – как люди: имеют своё детство, зрелость и смерть, естественную, насильственную или от болезней. Как и людям, выпадают на их долю разные судьбы. Иногда –  весьма трагические. Разные дома любишь, боишься и ненавидишь – в зависимости от того, как они повлияли на твою жизнь. К полуслепому, уже умирающему «чудищу» на Набережной, 7 испытываешь противоречивые чувства…

Признаться честно, побывать в этом строении хотелось давно. Но идти в одиночку страшно. Редакционная команда в составе трёх человек, вооружившись фотоаппаратами, подходит к дому.

На заднем дворе, попасть куда можно с ул. Гагарина, не обходя здание по Набережной, на верёвке заботливо вывешены одеяла. Очевидно, что первый этаж здания – нежилой, а на двух других если не кипит, то вполне себе теплится жизнь.



Набережная, 7, Ковров, аварийное жилье

Из бойницы слепых окон виднеется разрушенный саузел – верх запустения и заброшенности. Под нашими ногами – незакрытый канализационный колодец, провалиться в который ничего не стОит. Впрочем, здесь это не волнует никого.

«Только улыбааайся, улыбайся, невесомости повееерь и отдааайся» - издевательски орёт на весь двор радио, выставленное в открытое окно. Хозяина его не видно.

Набережная, 7, Ковров, аварийное жилье


Набережная, 7, Ковров, аварийное жилье


Первое, что бросается в глаза – подоконник, усыпанный обращениями от службы судебных приставов. Резкий, неестественный даже для больничных покоев запах медикаментов. Пока только это наводит на мысль, что здесь действительно кто-то живёт.

Мы оказываемся в ванной комнате второго этажа. Стены выглядят так, будто испытали всю боль этого мира. А вот к чистоте сантехника почти чистая. Значит, пользуются, живут.

В большой общаге на каждом этаже – длинный коридор и два санузла. Есть большая кухня, вполне себе действующая и даже оснащённая плитами и стиральными машинами. Однако видно, что готовят здесь редко.

Коридор второго этажа заполнен мебельной рухлядью. Некоторые комнаты – нежилые: в дыру, пробитую в железной двери, виднеются обрывки обоев и сваленные в кучу вещи. Всё же жили здесь. И, наверное, были счастливы.






Третий этаж этого здания выглядит жилым и ухоженным. Чистота, относительно свежая краска, новые двери, приличная общая кухня. Стучим в первую комнату. Нам открывает беременная молодая женщина. На просьбу побеседовать с нами она отвечает:

- Да вы у тёти Тани спросите, она у нас самая активная.

- Какие же вы долгожданные гости! – говорит нам та самая Татьяна, узнав, что мы из СМИ. – Проходите.

От контраста жилой комнаты и интерьера других помещений дома первое время не могу прийти в себя. У Татьяны уютно. На ковре возится годовалая малышка. На плитке готовится обед. Тихо бормочет телевизор.

- 26 лет здесь живу, - начинает Татьяна свой рассказ. – Эту собственность мы себе через суд оформили, а теперь уже жалеем. Нам такого наговорили...  неизвестно, что с этим домом будет.



Татьяну знали, пожалуй, все городские главы последних лет: ходила она и к Табацковой, и к Каурову, и к Зотову. Добивались всем миром, чтобы дом был признан аварийным и подлежащим расселению. Соответствующее решение появилось в 2012 году.

Дом имеет богатую историю и его обитатели её знают: была здесь и мукомольня, и конюшня, и фабрика, и милицейское общежитие. И только потом – общежитие завода. Дому больше ста лет. Не раз его мучали пожары.

Сама Татьяна с семьей получила здесь две комнаты в период работы на Экскаваторном заводе. Завода не стало, дом окончательно обветшал и продать уже ничего не получается. В двух комнатах они живут двумя семьями, всего – шесть человек.

- Когда-то здесь и первый этаж был жилым, - говорит Татьяна. – А потом, когда там канализация текла ручьём, это стало невозможным. А люди у нас живут разные. И порядочных достаточно.




От Татьяны узнаём, что наряду с полной антисанитарией (мигрирующие тараканы, клопы и муравьи) здесь нет горячей воды, большие проблемы с электроснабжением. Дошло до того, что пришлось покупать стабилизатор. Иначе приходится выбирать: либо холодильник включать, либо плитку.

Чиновники дали понять жителям: даже на мало-мальский ремонт этого дома город тратить денег не будет.  Важный момент: плата за ЖКХ – около 3 тыс. в месяц за две комнаты. Никакой обслуживающей организации у дома НЕТ. На вопрос, почему, чиновники намекают, что здесь несметное количество коммунальных долгов.

- Но как же вы здесь с детьми? – спрашиваю у Татьяны.





- Хотели мы и Астахову писать, - говорит она. – Но ведь боюсь – отнимут ещё из таких условий-то. И не посмотрят, что мама у детей положительная.

Пока мы беседуем, приходит дочь Татьяны. Молодая красивая женщина. Пожалуй, в грядущее расселение она не верит.

По словам Татьяны, имеется и бумага, согласно которой дом должен быть расселён до 31 декабря 2015 года. Однако в городской администрации нам эту информацию не подтвердили: ещё не все жильцы «пятого» дома (Октябрьская, 15) получили своё жильё, а значит, очередь Набережной, 7, не подошла. Между тем, «вопрос на контроле»: по информации чиновников, в доме прописаны 94 человека, из них 25 собственников и 69 нанимателей. Для расселения необходимо 43 жилых помещения.  Сроки не известны.

Депутат по округу Елена Меланьина бумаг, гласящих о расселении до конца 2015 года, тоже не видела. По словам Елены Алексеевны, разговор с главой города об активизации программы  расселения людей из ветхого и аварийного жилья шёл на очередном заседании совета. Всё упирается в деньги, которых нет.

Доживёт ли старый дом на Набережной, 7  до того времени, когда его обитатели обретут новое жилище, никому не известно… 



 


31 Август 2015
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе