Реклама

Как я провёл ночь с ППС

Печать

Полицию никто не любит. И как грустно шутят сами сотрудники: даже полицейские не любят полицию – настолько силён негативный стереотип в подсознании русского человека. А почему? Этим вопросом кто-нибудь задавался? В преддверии общероссийского праздника «Дня сотрудника УВД», бывшего «Дня милиции», я, вооружившись камерой и оптимизмом, официально «сдался властям».

DSCN9902

 

В 22:00 меня подобрал новенький «бобик». В кабине два молодых парня – Артём и Николай. Сегодня всю ночь они патрулируют район Грибоедова – Муромская. Маршрут, конечно, маршрутом, но забегая вперёд, скажу, что объехали мы почти весь город – ночь выдалась «бодрая», машин не хватало.

Ребят, так почему полицию никто не любит?

- Так в России заведено, - отвечают парни, -  испокон веков, наверное, еще со времен Ивана Грозного…

Прерывает рация: «512, на 200-летие доедьте! Два тела забрать надо.» Летим на указанное место. По дороге Николай выясняет еще несколько вопросов по рации, я не решаюсь встревать, но начало ответа запомнил.

Подъезжаем к остановке напротив «Торгаша». Два исключительно «синих» гражданина, раскачиваясь и матерясь, сидят на лавочке. Их уже оформляют «пешие» ППС-ники. Под белы рученьки тела телепортируются в заднее отделение УАЗика, в так называемый «холодильник». Отъезжаем от остановки.

DSCN9897

Что они натворили?

- Стандартный набор: нецензурная брань, вызывающее поведение, приставали к прохожим, ну и пьянущие в дрова… ты и сам видел.

И куда их теперь?

-Сейчас на освидетельствование в наркологию…

Пока машина едет до наркологии, Николай дописывает какие-то документы, Артём негромко сокрушается: …Блин, только ночь началась, а уже почти 100 километров наездили… Из «холодильника» раздаётся музыка – тела немного оклемались от тряски и мороза, включили шансон с мобильника. УАЗик петляет в темноте, и я уже не представлял, где мы находимся. Наконец, машина остановилась. Выходим. «Это и есть наркология?...» - проносится в голове. Здание рядом со стадионом можно фотографировать, и смело вставлять в военную хронику под названием «Оно устояло при бомбёжке!». Внутри – типичные совковые интерьеры.

DSCN9900

" />" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" type="application/x-shockwave-flash">

…А после освидетельствования их в «обезьянник», да? – пытаюсь блеснуть своим словарным запасом в области жаргона и следственно-розыскных мероприятий.

- Если по базе они «чистые», то составим протокол и по домам.

То есть как?

- Как…вот так! Если оснований для задержания нет, то развозим их по домам. После того, как вытрезвитель закрылся, мы для таких теперь бесплатное такси.

DSCN9898

Пока я перевариваю информацию, мы подъезжаем к дому на Транспортной, где живёт первый задержанный гражданин-алкоголик. Сдаём тело молодой девушке, тоже хорошо «под шафе».

" />" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" type="application/x-shockwave-flash">

- Хуже всего, когда человек «упился» настолько, что имени своего сказать не может, да еще и документов при нём нет, тогда катаем его с собой, пока не протрезвеет.

Второй любитель шансона по документам живет на Строителей. Поворачиваем с главной дороги и двигаемся мимо «Магнита». Вдруг Артём резко бьет по тормозам. «Нет, ну ты посмотри на него! Ай-я-яй…как не стыдно!..» - усмехается он и выхватывает прожектором из темноты неустойчивого товарища, справляющего естественные нужды на фонарный столб. Товарищ, почуяв неладное и даже не застегнув штаны, очень резво пытается скрыться в ночи. Через секунду ППСники уже бегут за ним. Как они потом объяснили – это на уровне инстинкта: если человек убегает от полиции, значит, есть что скрывать.

Вскоре в свете фар появляется беглец, с нежно заломанными руками. Он, в переводе на матерный, громко вещал о своей любви к полиции, к их родителям, к России в целом и к своему другу в частности, который его подставил и бросил. При этом он вяло брыкается. После короткого разговора, смысл которого сводится к тому, что если гражданин не прекратит свои выходки, то весело, а главное с пользой проведет ближайшие 15 суток за решеткой, беглец немного сникает. По его рассказу, он получил зарплату, отметил с другом, друга пошел провожать, сумку с деньгами оставил на улице, уже возвращался домой, а тут – «бобик». Испугался и побежал. «Как ты сумку на улице-то оставил?» - спрашивает Артём. «А чё, там бабки у подъезда сидят, присмотрят же…». «Какие бабки? Время 12 ночи, ты это понимаешь?». Сообщение о столь позднем часе расстраивает ночного беглеца, и он рвется домой. «Там же все деньги, вы же их сопрёте…» - сокрушается задержанный. Артём толкает меня в бок: «Слышал? Мы сейчас доедем до места, сумки не будет и кто в этом окажется виноват? Полиция, естественно.»

Андрей, так зовут беглеца, залезает на заднее сиденье «бобика» вместе с Николаем. Тот пытается узнать его адрес, семейное положение, ранние приводы и прочее. По дороге завозим успевшего заснуть любителя шансона. Подъезжаем к указанному Андреем дому. На лестнице, ведущей в подвал, обнаруживаем (!) сумку и пакет. «Давай смотреть всё ли на месте, чтобы потом претензий не было» - говорит Николай. Артём тем временем вызванивает жену Андрея. Последний  невнятно мямлит, что очень любит свою супругу и дочку и даже несёт им торт.

" />" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" type="application/x-shockwave-flash">

Из подъезда выходит испуганная жена. Приличного вида, трезвая. Это, наверное, первый трезвый человек (кроме, конечно же, самих ППСников), встреченный мною за последние 3 часа. Она рассказывает,  что муж «редко, но метко» пьет, естественно,  после получки. Но в целом, он хороший. Дочка шестилетняя его дома ждёт, не спит, волнуется.

Ночной беглец, после краткой разъяснительной беседы, передаётся жене, вместе с сумкой и сильно помятым тортом.

-  Смысла его задерживать нет, хотя побегать он нас заставил и сопротивление оказывал. Но по базе он чистый, да и жена адекватная…Пусть к семье идёт…

Опять прерывает рация – рядом с нашим местоположением принят вызов о попытке проникновения в квартиру.

«…говорит, там четверо к нему в квартиру ломятся…» - доносится голос дежурного. «Сейчас будем» - коротко отвечает Артём.

...Дверь на пятом этаже открывает подвыпивший мужичок. Несвязно объясняет о каком-то происшествии три дня назад, когда из дома пропала сумка жены, а сейчас «эти воры» приходили его «порезать»...

" />" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" type="application/x-shockwave-flash">

Время далеко за полночь. Меня везут домой. По дороге ребята рассказывают, что в феврале поедут в Чечню. У них такие командировки каждый год. Артём туда поедет в пятый раз, Николай – в третий. Вспоминаю самое начало нашего разговора.

Так почему же вас не любят? Вы что-то про Ивана Грозного еще говорили…

- Ну да, тогда опричники появились, беспредел был жуткий. И с тех пор исполнительную власть всегда боялись и ненавидели. Знаешь, как дети, которым родители телевизор запрещают смотреть…они, дети,  тоже в этот момент родителей не любят. А мы запрещаем пить до синевы, запрещаем орать матом, драться, громко слушать музыку после 11-ти…одним словом, запрещаем делать всё то, чем живёт Россия.

Вот вчера мужика одного на улице «раздели». Сам пьяный в сопли, но говорит, что отняли 20 тысяч рублей, мобильник, документы, лицо разбили. По горячим следам задержали двух подозреваемых. Я чуть смертью храбрых не погиб, пока по темноте за одним бегал (смеётся). Ну и что ты думаешь, этот «крендель» когда более-менее в сознание пришел, стал орать, что это менты-беспредельщики у него всё отняли и избили. Бред…

Вот такая у нас работа…

P.S. Когда я был уже около своего дома и прощался с полицейскими, Артём попросил: «Ты уж напиши про нас нормально как-нибудь…», а потом подумал и добавил – «хотя, как не напишешь, всё равно все скажут, что менты…ну ты сам знаешь кто…»

 


09 Ноябрь 2011
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе