Реклама

Не надо провинциалам про эти цифры слышать

Печать

Сегодня художественные профессии обрели популярность. Дизайн, архитектура. Современное искусство просто сводит с ума. Но нет ничего роднее добрых картин с русской природой, деревней, простыми людьми. Художник-реалист Виктор Алексеевич Бычков, член союза художников России, лауреат областной премии в области культуры, искусства и литературы поделился с нами историями своей художественной судьбы. Рассказал о современном искусстве и ценах за картины, которые не измеряются в рублях.

 by

 

С чего начался ваш путь художника?
Не знаю, интересно ли это так. Сам я, конечно, ковровский. Ходил в дом пионеров к Эмилю Красавину. Некоторые педагоги с художественной школы тоже ходили к Эмилю Алексеевичу. Это такая интересная личность в кругу художников, легендарная. Он был как любитель сам по себе. Но смог заложить в нас тягу к искусству. Мы от него просто не уходили. Занятия заканчивались, а разговоры все равно продолжались.

Был ли решающий случай в вашей судьбе?
После, когда школу закончил, поехал в училище Ивановское. От туда меня забрали в армию. Когда приехал назад, был случай. В жизни важен случай. Мне повезло, я считаю, тогда. Я был довольно активный в плане общения. И меня попросили рассказать про выставку одного Ивановского художника. Агеева, как сейчас помню. И после экскурсии ко мне подошел один мужчина. И сказал: «Я из Ленинграда, мне понравилось, как вы говорите об искусстве. Давайте с вами познакомимся. Приедут ленинградские художники, я хочу, чтобы вы с ними поработали». Они приехали через месяц. Мы были на реставрации храма. И они мне посоветовали: «А что ты здесь засиживаешься, давай к нам приезжай». С моей стороны это, наверное, был необдуманный поступок. Но я уехал в Ленинград.

Почему вы вернулись из Ленинграда?
Я совершенно осознанно вернулся в Ковров. Многие остались там. А мне хотелось вернуться, да я и родителям обещал. Хотя меня там даже как-то заприметили. Приглашали быть комендантом в Петропавловской крепости. Ну, потому что остальные бездельничали и выпивали, а я бегал на занятия в академию. Мне говорили, что у меня будет личный водитель, в казематах квартиру дадут, то есть в самой Петропавловке и так далее. Но они настолько смеялись надо мной, что я отказался от таких выгодных условий.

Как сложилась ваша судьба в Коврове?
Как раз начались 90е годы. Действительно фонд рухнул, союз художников, выставки, все рухнуло. Меня спасла реставрация, иконопись. Были маленькие дети, как-то надо было выживать. А потом потихоньку возрождение пошло.

Вы не жалеете, что не остались в Питере?
Есть и плюсы и минусы. Для художника есть минусы, ты оторван от больших процессов. Но с другой стороны, у меня тема провинции, русской деревни. Она для меня мила, естественна, потому что я все детство проводил у бабушки в деревне. Я считаю, что в большом городе не смог обрести себя. Меня бы вихрь перемен увлек. Мои друзья из Ленинграда достигли высот, но в других делах: в бизнесе. У моего ближайшего товарища есть большой салон с выходом на Исаакиевскую площадь, плюс ресторан большой. Размах чувствуется. Когда я поинтересовался, сколько это все стоило, он сказал: «Не надо провинциалам про эти цифры слышать». Но там есть другие страдания, чисто художественного плана. Я разговаривал с его супругой, а как бы нет ничего, чисто художественного. Все равно художник хочет, чтобы что-то было еще, тыл какой-то.

Вы верите в судьбу, или все в руках человека?
Раньше думалось, что все в твоих руках. Но наверное, все как-то посложнее. Очень много значит случай. Но к этому случаю нужно быть готовым. Была такая история в Ленинграде. Любят художники стонать: "Ах, нам не дают возможность выставиться". Один раз к нам подошла женщина и говорит: «Я слышала вы такие активные. Давайте в Смольном институте мы вам сделаем выставку с рекламой. Туда приезжают иностранцы» и так далее. Я помню, мы так растерялись - а оказывается нам показать нечего. К случаю мы оказались не готовы.

Как вы зарабатываете на жизнь?
Выставки ничего не дают. В выставку вложишь кучу денег, в подготовку, в оформление. Если кто-то захотел пейзажик купить, я обычно говорю, лучше ничего не надо. Потому что какой смысл, не серьезно все. Зарабатывают художники сейчас на салонах. На заказах.

Что вы можете сказать о ситуации с живописью в нашем городе?
Я бы не хотел говорить о негативе. Скажем так, любое искусство двигается профессионалами. У нас, к сожалению, профессиональных художников слишком мало. Любители есть любители. У них есть основное место работы, а тут так пришел, художник выходного дня. Вследствие, мало профессиональных художников, мало кто хочет здесь остаться. Но я думаю, наша художественная школа приведет к переменам в будущем. Кто-то все равно захочет вернуться. Я понимаю, столицы – это здорово. Но кроме Москвы есть еще и Россия!

Насколько прибыльно быть художником в наше время?
Смотря чему служить. Кто что ищет, то и находит. У меня есть круг друзей, которые вошли в иконопись, или храмы расписывают. Они прекрасно живут, можно существовать. Путь картин, выставок – он слишком тяжелый, малоблагодарный. Может время не пришло. Но каждый находит свою нишу. И я не знаю ни одного художника, который учился учился, а потом бросил и ушел в другую сферу.

Как вы относитесь к современному искусству?                                                                                   Я думаю, люди скоро наедятся ходить на эти унитазы цветные, пиджаки раскрашенные. Там же чудеса. Я в Москву последний раз приехал, шок просто испытал. Я вхожу в выставочный зал, там площадь большая отгорожена, и стоят огромные столбы. И они сгрызены, как бобрами. Оказалось, это современный художник грыз их зубами. При зрителях он это показал. Эта выставка была в Париже, в Лондоне, в Нью-Йорке. И приехал он в Россию, и теперь дубы эти подарит Русскому музею, представляете?

Сколько стоила ваша самая дорогая картина?
Скажем так, были дорогие картины, но продавали их умелые люди. А я оставался с носом. И чем дороже был вариант, тем меньше я получал. Потому что если серьезный заказ, то обязательно есть посредник. Был у меня очень интересный вариант. Я рисовал у одного олигарха, его правда не было, он в Вене жил. А я рисовал его девочек двух в Москве. Были жесткие договоренности, что я не суюсь в финансовые вопросы никак. Я нарисовал действительно хороший портрет девочек. И видимо это понравилось. Мне сказали, готовь загранпаспорт, в Вену тебя заберем, будешь дом расписывать, и вообще будешь пока там жить. И вот эти два посредника: «Ты про нас не забудь, с миллиона первого что-нибудь дашь». Я сказал: "Конечно, контракт заключим". А потом портреты отдал. И все затихло. Мне дали сумму денег, за два портрета около двух тысяч долларов. Это было нормально. А потом мне сказали, что эти два хлопца взяли у этого олигарха 20 тысяч долларов за эти портреты. И этот олигарх подумал, что художник-то хороший, но уж больно крупно берет.

Как много приходится вкладывать, прежде чем пойдет денежная отдача?
У всех по-разному. Зарабатывать можно чем угодно, было бы желание. Даже, например, делать куклы. Видел в Москве куклу на выставке за семь тысяч. Спросил: тысяч чего? Мне ответили: ну не рублей, конечно.

Что вы посоветуете начинающим художникам?
Упорно с молодых лет не жалеть время на самосовершенствование. Учиться и учиться. Если ты профессионал, тебя не испугают неожиданные предложения. Бывают сумасшедшие заказы. Кто-то хочет свою даму на коня посадить и так далее. Притом любят в сумасшедших платьях. К этому нужно быть готовым.


29 Сентябрь 2010
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.