Реклама

Жизнь после жизни

Печать

Любашка, Любанька, Любочка... 77-летнюю Любовь Максимовну иначе никто и не называет. Смешливая, с шутками - прибаутками и открытым взглядом - с ней невозможно разговаривать без ответной искренней улыбки. Хохочет Любушка, солнечные лучики морщинок разбегаются от глаз, и понимаешь - этот человек бесконечно счастлив. Счастлив в этом мире, счастлив здесь, в маленькой уютной комнатке... ковровского дома престарелых и инвалидов.

 

Но так было не всегда. Были другие - темные и смутные - годы в жизни Любы. Не случайно она оказалась в ковровском доме инвалидов, который по статусу приравнивается к спецприемнику: весь "неблагополучный контингент" Владимирской и соседних областей - бывших заключенных, пьяниц, дебоширов и тунеядцев - направляют сюда на перевоспитание.

Любовь Максимовна попала в интернат тридцать лет назад после инсульта. Во время очередной хмельной вечеринки женщину парализовало, она упала навзничь и не могла пошевельнуться. В ковровском интернате неподвижную пациентку сразу же определили в цокольный этаж, где под постоянной опекой санитаров доживают свой век неходячие обитатели этого странноприимного дома. Тяга к жизни, врожденный оптимизм и упрямство оказались сильнее недуга. Люба заставляла себя вставать с постели и передвигаться самостоятельно. Сначала - ползком, затем - с помощью санитаров и клюшек, но она научилась ходить заново. Ее перевели в отделение для ходячих. Особой радости она здесь не нашла, зато быстро нашлась компания с увеселительным уклоном, и вновь потекли нетрезвые дни, перемешиваясь в тяжелом угаре с болезненно-бессонными ночами.

Бред и бессмысленность существования закончились в тот день, когда в ее жизни появился ОН - ее где-то затерявшееся на длинной дороге жизни счастье. В пансионат Юрий Петрович Жуков попал 17 лет назад. Так распорядилась жизнь, что сегодня к своим детям и выросшим внукам он может ездить только в гости. И то ненадолго...

- Утром уезжает, а вечером уже здесь. Боится меня одну оставить, вон сколько вокруг мальчишек интересных! - Любушка смеется, и степенный, основательный Юрий Петрович сдержанно улыбается вслед, глядя на супругу с нескрываемой гордостью: вот, мол, какая она у меня умница, да красавица!



Они расписались 17 лет назад, тут же, в молитвенной комнате, их батюшка и обвенчал. С тех пор и идут по жизни вместе, как будто бы всегда были рядом. Стали завзятыми "театралами", ни один концерт в актовом зале не пропускают, в первом ряду почетных гостей, на любых мероприятиях - самые активные участники, в библиотеке - любимые читатели. В компании — грамотные «политологи», всегда в курсе последних новостей, и всю подноготную экономической ситуации обоснуют грамотно.

- Мы совсем не выпиваем вина, - рассказывает Любовь Максимовна, - нет на это времени, столько успеть надо!

Зато они с супругом часто балуют себя вкусностями: то и дело видят соседи, как 80-летний Юрий Петрович с авоськой проворно в соседний магазин бежит. «Да уж тороплюсь очень, Любашке молочка захотелось»! А бывает и фруктиков каких пожелает любимая женщина, или йогуртиков. Или завтрак в постель. Суровый Юрий Петрович «мухой» в столовую спешит — Любашку покормить надо!

Светло завидуя счастью этих двух «попугайчиков-неразлучников», соседи спрашивают, как же вот такая любовь-то в их возрасте приключилась? Супруги бесхитростно рассуждают: да какая такая любовь, просто привычка сильная друг у другу!

- Помилуйте, да какая же это привычка, уважаемые? - спросили мы у них.

- А вот такая, - тихо и светло улыбаясь, ответили Жуковы, - что когда ни жить, ни дышать друг без друга невозможно. Когда задыхаешься и себя теряешь, если мы не рядом. Вот такая привычка...

А не так давно случилась в семье беда — Любовь Максимовна вновь обезножила. Последствия инсульта — не исследованы и непредсказуемы. Несколько месяцев Любашка лежала пластом на кровати, ноги-руки отказали совсем. Никого не подпускал к любимой Юрий Петрович! С ложечки накормит, помоет, постель перестелит, утку вынесет. Видя трагедию семьи, директор дома престарелых Наталья Щепунова пошла на хитрость. Предупредила: Люба, мы тебя, лежачую, наверху держать не можем, правила такие. Придется назад в цокольный возвращаться.

- Да как же я Юру одного оставлю! - отчаянию женщины не было предела. - Он же совсем без меня пропадет!

И чудо случилось. Обыкновенное чудо любви. Любушка собрала всю свою волю в кулак и... пошла. Тихонько, по стеночке, с палочкой. Но — пошла! Во имя человека, с которым хотела быть рядом. Всегда. И днем, и ночью. И на этом свете, и на том.

- А за новогодним столом, за чашкой чая что друг другу желали? - интересуемся мы.

- Да у нас все есть, нам ничего не надо, - чуть ли не хором отвечают Жуковы. - Только бы здоровье было, да жить подольше, и чтобы вместе всегда...



Не менее драматично складывалась судьба и других обитателей ковровского дома-интерната для престарелых и инвалидов.

Павел в свои 34 года мечтает о любви и семье. Всю свою жизнь, с самого рождения он провел сначала в доме ребенка, потом интернате, теперь вот здесь — в специализированном учреждении. Врожденная патология. Наталья Анатольевна, директор интерната, разглядела в парне серьезность, ответственность, пробовали вернуть ему статус дееспособного... Не получилось. Но Павел все равно мечтает о счастье. А еще он очень любить танцевать и творить своими руками что-то очень красивое.



Другая судьба у Петра. Бывший афганец хотя и приветлив, но очень немногословен. О том, как оказался без обеих ног и попал сюда, в дом призрения, рассказывать наотрез отказался. «Мне здесь нравится, все хорошо. Жизнь сложилась так, как она сложилась. Нельзя роптать на судьбу. Грех это». Не стал он и про сокровенные желания рассказывать, но видно - есть у него мечта.

 

Мы попали в здешнюю мастерскую, когда обычные завсегдатаи творили здесь совершенно необычные вещи. Восторг! Вот вместе с преподавательницей по рукоделию Андрей складывает сказочные игрушки в технике японского оригами. Очень кропотливая работа, требует сосредоточенности и самоотдачи.


А несколько товарищей рядом с ним рисуют... настроение. Это для нас, людей сторонних, бесформенные разноцветные мазки кажутся бессмыслицей. Опытный психолог по картинке — яркости, цветовой гамме и конфигурации линий — легко определит настроение художника, его тревоги, и быстро скорректирует внутренний настрой.



А вот еще одно чудо. Андрей часами может сидеть и складывать мельчайшие бисеринки в настоящее произведение! Трудно поверить в то, что прекрасная елочка, фигурка райской птички и прочие удивительные по красоте вещи сотворены руками человека, всю жизнь проведшего в специальных домах из-за врожденной психико-физиологической патологии.










Сергей попал в интернат не так давно, но быстро стал любимцем коллектива. Добродушный, светлый и благодарный, он быстро нашел свое призвание в творчестве. Пагубная привычка к «зеленому змию» оставила его без обеих ног. Теперь молодой 30-летний парень жалеет о многих совершенных ошибках. Свое надежду на счастье он передает в прекрасных живописных полотнах.



- В доме-интернате много хороших людей с огромным потенциалом развития, - расхваливает своих подопечных директор заведения Наталья Анатольевна Щепунова. - Их нужно просто любить, просто понимать и принимать такими, какие они есть. И тогда все получится. Ну вы же сами все видите...



Действительно, видим. И увлеченных работой обитателей странноприимного дома с абсолютно одухотворенными, счастливыми лицами, и особую гордость — выставку работ. Причем, как внутри здания, так и на территории интерната. Создавать красоту, уметь ценить ее и восхищаться — это не каждому дано. Не каждому из тех, кто живет в привычном размеренном формате. Даже не подозревая о том, что жизнь есть даже после жизни. В привычном для многих значении этого слова.

И есть любовь. Даже там, где ее, казалось бы, невозможно найти.


Материал был опубликован в глянцевом журнале АйКовров №37 (Декабрь 2015 года)

 


06 Март 2016
Поделиться
в соцсетях:

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

Полезная информация

raspisanie
taxi
погода в городе